БАННЕР
Константин Шаронин
С автором-исполнителем Романом Зотовым судьба свела автора этих строк в далеком 2007 году на одном из модных тогда «опен-эйров». И как-то сразу, с первых аккордов, подкупил Роман своей бескомпромиссностью в сочетании с детской непосредственностью

С тех пор было много интересного и разного – песен, поэтических перформансов, гастрольных вылазок. В преддверии выхода нового альбома Роман любезно согласился рассказать читателям «Рабочего края» о жизни рок-музыканта в современных реалиях…

– Как получилось, что ты стал писать песни?

– В десять лет меня научили играть на гитаре, и после того, как я выучил пару чужих песен (одну блатную, другую эстрадную), я почувствовал, что могу писать сам.

– Когда ты начинал, на кого из музыкантов хотелось равняться?

– Поначалу на Курта Кобейна, Дэвида Гаана, Макса Кавалеру, Николаса Холмса. С годами я начал интересоваться более авангардной музыкой: «Silver Apples», Dolphin, «АукцЫон», «The Doors», «5’nizza», «Химера» и многое другое.

– Насколько я понимаю, всё начиналось как сольный акустический проект, со временем обросший музыкантами и электрическим звучанием? Сколько альбомов ты записал за эти годы?

– На самом деле всё было не так. Перед тем как я приступил к сольному акустическому проекту, в 1996 году был проект «Скалярия», где исполнялись мои песни, но вокалистом был другой человек, потому что я стеснялся петь на людях. Мы записали два альбома, которые благополучно куда-то потерялись. В 1998 году был электрический проект «Резонанс», где также исполнялись мои песни. Затем в «Мad Beef» играли groove metal и краст-кор. Параллельно были панк-проекты. А вот в 2001 году я попробовал себя в качестве сольного исполнителя и в этом же году записал первый альбом с собственным исполнением. В 2008-м образовался главный проект моей жизни – «the Zotff», в котором за эти годы принимало участие много крутых музыкантов. За свою жизнь я записал 16 сольных пластинок, пять пластинок основного проекта «the Zotff» и пять пластинок с сайд-проектами, где я выполнял не только вокальные функции. Одна из любимых моих работ на сегодняшний день – это «Твоя собака мне всё рассказала» проекта «the Zotff», которая появилась на свет в 2017-м. Сейчас в проекте участвуют два человека – я и Александр Бирюков, нам пока этого количества вполне хватает, для того чтобы создавать что-то интересное.

– Что для тебя важнее – поэзия или музыка? Что рождается сначала?

– И то и другое для меня имеет равное значение, но я больше поэт, чем музыкант. Алгоритм рождения песни всегда разный. Бывает, сначала рождаются слова, которые потом накладываются на музыку, а бывает наоборот. Главное, чтобы итог был органичным.

– В нулевых ты частенько принимал участие в поэтических перформансах, что они тебе давали?

– Давали опыт выступления на публике, возможность поделиться своими чувствами в поэтической оболочке, развитие социального интеллекта, давали возможность посмотреть на других участников того или иного перформанса, а также новые знакомства. Сейчас, возможно, где-то проходят такие мероприятия, но я не принимаю в них участия, потому что в последние годы стесняюсь обличать душу перед публикой, а врать со сцены и переигрывать не хочется. Сейчас мне проще спрятаться за песней, а стихи все-таки более откровенная форма метафизического стриптиза.

– В Интернете появился сингл «Звонили неинтересные люди», показавшийся твоим поклонникам кардинально новой ступенью в творчестве. Можно ли ожидать, что в подобном ключе будут выполнены и другие новые песни?

– Да, в таком ключе планируется весь альбом. Просто традиционный рок немного поднадоел, и захотелось поэкспериментировать с электроникой. Отрицательной реакции публики не боюсь, потому что я независимый музыкант и никому ничего не должен.

– Ты часто играешь концерты? Как обстоят дела с гастрольными вылазками?

– Стабильно по 12-16 концертов в год. В основном это квартирники или сборные концерты. В других городах в последнее время не выступаю, потому что те материальные и внутренние затраты не соответствуют отдаче слушателей. Короче, дело это неблагодарное, поэтому больше посвящаю себя студийной работе: кому надо, в Сети послушают.

– Для тебя важно мнение слушателей или то, чем ты занимаешься – искусство ради искусства? Вообще, считаешь ли нужным что-то донести до публики? Какую-то идею?

– Я занимаюсь искусством ради искусства, потому что так велел мне Господь. На вкусы и предпочтения слушателей никогда не ориентировался, потому что всё это блуд. Но, как любому тщеславному человеку, мне крайне приятно, когда дают положительную оценку моему творчеству. Доносить до публики какую-либо идею надо, потому что искусство имеет не только эстетическую функцию, но и воспитательную. Но лично я конкретно ничего не несу. Мое творчество достаточно ассоциативно и специфично, каждый находит в нем что-то свое, а бывает так, что вообще в нем ничего не находит и проходит мимо. 

– Как, на твой взгляд, обстоят дела с рок-музыкой в Иванове? Есть то, что тебе интересно?

– Ситуация нормальная. Есть музыканты, которые активно выступают, издают альбомы. Хорошие они, или плохие – это дело вкуса каждого. К нам постоянно из других городов приезжают музыканты как андеграундного формата, так и мейнстрима. Только слушатели не так активно ходят на концерты. То ли устали немного от живой музыки, то ли на голове надо перед ними выступать и колесом ходить, чтоб привлечь внимание, ведь многие привыкли к шоу, а не к глубокому созерцанию и пониманию творчества. А так всё интересно. Я жадный до любой музыки и пропускаю через себя все жанры нашей планеты, чтобы в итоге создать что-то свое.

Самые читаемые статьи

Редакция РК

В память о погибших на фронтах Великой Отечественной войны

В Иванове заложили храм Всемилостивого Спаса

Михаил Тимофеев

Конструктивизм превыше всего

Мой екатеринбургский коллега однажды поведал историю о том, как в воскресенье около 9 утра, отправившись на съемку местных образцов конструктивизма, наткнулся на потребляющую водку из горла компанию. Увидев фотографа, один из выпивавших дал ценный совет: «Здесь плохой конструктивизм, – сказал он. – Через два квартала хороший». Такая осведомленность утренних алкоголиков меня тогда поразила

Дарья Капкова

На большой братской могиле...

Поисковый отряд во время раскопок в Ленинградской области нашел останки бойца – родственника жителя города Иваново Сергея Кочкина. Сергей съездил на братскую могилу к брату деда и не только увидел, в каких условиях сражались красноармейцы, но и выкопал с поисковиками останки еще одного воина. А на «Первый» канал отправил фотографию родственника, о котором до этого ничего не слышали

Анна Семенова

Владимир Шерстюк: «Застройщикам выгодно учитывать интересы жителей и интересы города»

Строительная сфера в Иванове уже давно стала не только источником радости для новоселов, но и источником скандальных сюжетов.То обманутые дольщики, то вырубка деревьев, то застройка двора – и это далеко не полный перечень претензий, которые ивановцы предъявляют застройщикам.