БАННЕР
Николай Голубев
Тридцать лет назад в Иванове появился союз независимых художников «Арс»

Выпускники художественных специальностей объединились сами по себе: напечатали членские билеты, устроили несколько необычных выставок и акций. Для города, где десятилетиями царствовал соцреализм, все это было в диковинку. «Арс» продержался недолго – незаметно растворился во времени. Напомнила о первом неофициальном союзе ретроспективная выставка, открывшаяся на прошлой неделе на территории NIMLOFT (фабрика НИМ).

Организатор «Арса» – ивановский художник Александр Белов. Сегодня он творит миф о тех временах. Арсовцы рисуются чуть ли не бунтарями. Показательно, что вернисаж начинался под песню «Хочу перемен». Или вот уже в экспозиции Александр Белов показывает на одну из работ: «Здесь процитированы стихи Арсения Тарковского, который тогда был запрещен». Я не стал поправлять художника, что книги поэта в конце 1980-х выходили огромными тиражами, сам он был награжден государственной наградой. Ценность выставленной работы со стихами – не в «диссидентстве», а в ее лиризме, в композиционном и графическом решении (автор – Людмила Куцентова). Вообще, мифотворчество вокруг «Арса» затмевает саму выставку, мешает рассмотреть представленные работы – а они интересны.

У «Арса» не было эстетической платформы – он объединял самых разных художников. Сближали возраст и отход от советской традиции. Формалистические картины молодых не могли пробиться на экспозиции официального Союза художников. Кажется, вопреки ему Александр Белов и создал свою организацию: «Я, имея профессиональное образование и диплом, принося свои работы на выставком в Союз художников, не допускался на выставки. И когда я спрашивал о причине, мне говорили: «Вы не так пишете, не так рисуете. Вы, молодой человек, льете воду на мельницу буржуазии». В «Арсе» мы принципиально отказались от отбора на выставках».

На ретроспективной выставке «Арса» видно, что молодые ивановские художники конца 1980-х ориентировались прежде всего на западноевропейскую живопись ХХ века (здесь вам и Дали, и Матисс, и Леже); кто-то пытался перенять опыт отечественного авангарда. Картины яркие, вызывающие. Искреннего и самобытного, как мне показалось, – значительно меньше, но чувствуется нерв времени: отчаянье и надлом непризнанного художника.  

Большинство авторов, представленных на выставке, не известны публике или забыты. Кто-то из арсовцев давным-давно уехал из Иванова, кто-то ушел из профессии. Некоторых уже нет в живых. И хоть выставка показывает работы 1980-х, она открывает многие имена.

Интересно, что свидетели художественной жизни конца 1980-х вспоминают об «Арсе» по-разному. Кто-то не придал ему тогда значения, другие рассказывают об эффекте разорвавшейся бомбы. Спустя тридцать лет миф вытеснил из памяти факты. Единственное, что неоспоримо, – культурная жизнь города тогда заметно активизировалась, в авангарде были не только художники.

Рассказывает директор областного художественного музея Людмила Воловенская: «Ивановцы были подготовлены к восприятию «другой» культуры благодаря театру Регины Гринберг. Многое в городе позволялось – во главе партийных и комсомольских организаций были не глупые люди. Ко времени «перестройки» в Иванове сосредоточились мощные творческие молодежные группировки. Открылась кафедра ХОТИ – художественного оформления ткани (первые выпуски, как правило, самые талантливые), о себе заявили молодые ивановские поэты (Жуков, Ломосков, Бушуев, Лакербай, Евстифеев), одновременно появилось объединение «Арс». И музей предоставлял им всем свое пространство для акций и выставок. Чем интересен этот период? Он не был политически ангажирован, у этих молодых людей не было претензий к власти. Это движение было чисто эстетическим».

Предложенной концепции противоречат слова Алексея Машкевича (он был членом «Арса», его живописные работы представлены на открывшейся ретроспективной выставке): «Если бы руководство «Арса» ставило творческие задачи, я думаю, был шанс их достичь. На мой взгляд, вся движуха (акции, выставки) была красивым прикрытием того, что определенная часть организаторов «Арса» хотела отгрызть кусок заказов у художественного фонда Союза художников. Первичным для них было зарабатывание денег. Молодые же художники об этом не думали, нам «Арс» давал творческую среду, которая помогала развиваться».

Действительно, после первых выставок картины арсовцев начали покупать (ведь до этого зритель просто не видел их). Об этом рассказывает и Александр Белов, организовавший творческий союз. По его словам, главными покупателями тогда были профессора ивановских вузов.

Вернусь к разговору с Людмилой Воловенской:

– Сказал ли «Арс» новое слово в искусстве? Не было ощущения, что все это провинциально, вторично? В Москве художественно-поэтическая лианозовская школа появилась за тридцать лет до этого. А в 1988 году в широкий прокат вышел фильм о молодежной контркультуре – «АССА» Сергея Соловьева.

– Значение «Арса» в том, что это было первое неофициальное объединение художников, возникшее в провинции, в центре России. У них был очень разный уровень работ, что видно по открывшейся выставке. Я не могу сказать, что это было архиталантливое поколение. Но у них были пассионарность, решительность, желание выделиться. Они были уже вольны. Это и есть главное достояние «Арса». А в искусстве большинство из них не сказали принципиально нового слова. Хотя Валерий Бахарев не был вторичен. Он получил «столичную прививку», развивался своим путем. Он несет черты ренессансной личности, которую интересует все: скульптура, живопись, ювелирка, литература. Он был необычайно продуктивен, работал на большой скорости. К сожалению, многие вещи рассеяны и утрачены.

– Но Бахарев стоит особняком в «Арсе». Он намного выше.

– Да, но он – возмутитель спокойствия в Иванове. Приехав преподавать в художественное училище в начале 1970-х, он показал пример совершенно другого творчества, внутренней свободы. Кстати, художественный музей впервые закупил работы Бахарева еще до «перестройки». Вообще я не могу сказать, что тогда был чрезмерный идеологический диктат. Да, знаменитая «Дама в голубом» Бахарева на выставке в художественном училище провисела двадцать минут. Но сняли ее не функционеры-чиновники, а собратья по кисти.

 В разговорах об «Арсе» я понял, что не стоит делать поспешные выводы об эпохе. Все может оказаться не таким, как кажется. Но так ли важна «историческая правда» для восприятия искусства? Рекомендую прийти на ретроспективную выставку без идеологических и мифологических установок. И тогда все становится на свои места.

Проект «Арс» собирает своих» инициировали Международный дом дружбы и Ивановский областной художественный музей. Выставка проходит по адресу: ул. Жиделева, 1, корпус 3. Для посещения необходима предварительная запись по телефонам: 57 54 56; 8 960 505 60 25

Самые читаемые статьи

Редакция РК

«Есть что рассказать»

Владимир Шарыпов отчитался перед городскими депутатами об итогах работы

Николай Голубев

«Готовы умереть на Родине первых Советов»

Тридцать лет назад, весной 1989 года, четыре женщины объявили в Иванове бессрочную голодовку, требуя передать верующим Введенский храм (Красную церковь) – тогда там располагался областной архив. Это была первая публичная акция неповиновения властям в самом советском городе. На плакате голодающих так и было написано: «Готовы умереть на Родине первых Советов»

Константин Соцков

Сердце гимнастки

Карьера спортсмена высокого уровня недолгая, в художественной гимнастике – особенно. И втройне обидно, когда атлет выпадает из соревновательного ритма, а то и вовсе заканчивает карьеру из-за травм и болезней. Так случилось с ивановской гимнасткой, мастером спорта международного класса Анной Лебедевой, у которой обнаружили порок сердца