БАННЕР
Ольга Хрисанова
Из практики ивановского следователя

Какой-то юморист подметил, что в детективах преступления раскрываются очень быстро, буквально пока мы их читаем (или смотрим, если это кино). А вот в жизни бывает по-всякому и рутины довольно много. Но следователи называют это «работой на земле», хотя точно уж они сами ни с каких небес не спускаются. Ивановские Шерлоки Холмсы живут среди нас, и по долгу службы им приходится сталкиваться с такими судьбами, что хоть романы пиши. Владимир Разгуляев признается, что за свои пять лет работы иногда испытывал определенную долю сострадания даже к тем, кто обвинялся в совершении преступления.

Сострадание и гнев следователя

– Какое может быть сострадание к преступнику?

– В криминологии выделяют закоренелых преступников и случайных. Вот последние – это, как правило, женщины, убившие своих мужей или сожителей, потому что жить с ними стало невыносимо. У нас женский город, и таких дел, к сожалению, достаточно много. Такие преступления совершаются при очень похожих обстоятельствах, и характер их определенный: ножевой удар в сердце, на кухне, в вечернее время, после распития спиртного и выяснений отношений. Ведь почти нет случаев, когда женщина совершает, например, заказное убийство или становится членом организованной преступной группировки – такого на моей практике не было. И раскаяние свойственно больше женщинам.

– То есть явка с повинной у них бывает чаще, чем у мужчин?

– Да, и активное сотрудничество со следствием тоже. Был у нас случай, когда женщина на седьмом десятке убила мужа ножом в сердце. Мужчина скончался на месте. Она закатала его в палас, вывезла на тачке в сад и закопала под яблоней. Несколько дней спокойно жила, принимала гостей, детям говорила, что муж куда-то ушел за спиртным и пропал. Но вскоре поняла, что жить с грузом на сердце не может, хоть и мучилась всю совместную жизнь с этим человеком. Не выдержала и пришла в полицию, сама написала явку с повинной, всё показала на месте. Она осуждена к восьми годам лишения свободы. Сейчас отбывает наказание. Не забуду ее искреннее раскаяние и слезы. Как она рассказывала, после суда на душе ей стало легче. Вот в этом плане испытываешь сострадание к преступнику.

– А наоборот – праведный гнев? Не было желания самому расправиться с негодяем?

– Как сказал классик юриспруденции А.Ф. Кони «Есть закон, и я не могу иначе...». Мои чувства не должны мешать вести расследование. Хотя психологически достаточно тяжело расследовать преступления в отношении детей. Конечно, есть разные теории, откуда берутся педофилы. Психологи и следователи выясняют, в каких условиях такой человек сформировался, что с ним не так. Я тоже разговаривал с такими преступниками, пытался выяснить причины, спрашивал, почему они это делают? Как правило, у таких людей была какая-то детская травма: развод, обиды и нелюбовь родителей. Но никто из них не может объяснить свою тягу к преступлению и почти никто никогда не раскаивается в содеянном. Наверное, потому у них часто бывают рецидивы даже после окончания срока заключения.

Нужно понимать, что у любого преступления есть мотив, и любой преступник оставляет следы. И всё тайное когда-нибудь станет явным, даже если вначале очень многое неизвестно.

Штанга из шкафа как предмет убийства

– Да, из детективов мы знаем, что орудием преступления может стать практически любой предмет.

– Про орудия преступления можно говорить много. Что только ни используют преступники против жертв, какие только бытовые предметы ни становятся орудием убийства. Вот кто бы мог подумать – обычная штанга для вешалок из шкафа (с точки зрения судебных медиков, это тупой твердый предмет). Только в моей практике эта штанга была орудием преступления в пяти случаях. Один мужчина избил свою жену до смерти. Кстати, после этого вымыл ее, одел в чистую одежду, уложил в постель и вызвал полицию. А когда сотрудники полиции приехали, то застали преступника спокойно пьющим чай на кухне и читающим книгу «Идеальное убийство». Его осудили потом на 13 лет с учетом ранее совершенных в отношении этой же женщины преступлений.

– Насколько вообще возможно – предупредить преступление?

– Огромное дело – профилактика. Следственное управление активно ведет такую работу. Например, вносятся представления в органы и учреждения об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений. В общественных местах устанавливаются камеры видеонаблюдения, и, как показывает практика, если потенциальный преступник знает, что за ним ведется наблюдение, он будет держать себя в руках. Конечно, на 100% предупредить все преступления невозможно. Но уменьшить их количество – задача вполне выполнимая. Большое внимание уделяется профилактике преступлений несовершеннолетними и в отношении их. Сотрудники следственного управления совместно с органами соцзащиты осуществляют выходы в неблагополучные семьи, что дает положительный результат.

Врезка: С января по июнь возбуждено 32 уголовных дела, совершенных несовершеннолетними. В основном по статьям, предусматривающим ответственность за преступления против собственности, и за производство и сбыт наркотических и психотропных средств. Против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних заведено 39 уголовных дел.

Забили битой на остановке общественного транспорта

– А какой бы вы хотели помощи от граждан?

– Кто-то может знать, но не сообщать факты, которые могли бы помочь следствию, потому что боится. Но есть программа защиты свидетелей. Бывает, что свидетели молчат, потому что не хотят лишних хлопот, думают: «Да ну, еще потом по судам затаскают». А ведь от их ложных показаний или молчания может существенно затянуться расследование, преступник сможет совершить еще несколько преступлений. Опять же все предупреждаются о даче ложных показаний и должны понимать, что все скрытые ими факты позже всё равно станут известными.

– В вашей практике были примеры, когда равнодушие стало причиной преступления?

– Был чудовищный случай, когда один мужчина избил другого до смерти бейсбольной битой прямо на остановке общественного транспорта в присутствии знакомых потерпевшего. Никто даже не попытался помешать совершению преступления. Или еще пример: женщина знала, что сожитель насиловал ее дочь несколько месяцев и ничего не предпринимала. Нельзя сказать, что она была к этому безразлична, но не остановила преступника.

– Владимир Николаевич, столько в вашей работе боли, человеческого горя и грязи, не возникает чувство, что мир – зло?

– У нас очень хороший коллектив. Чтобы ни происходило вокруг на такой работе, все как-то стараются поддержать друг друга. Иначе тяжело. Мир прекрасен во всех его красках и проявлениях. И как любой человек, я люблю жизнь. А зло – оно не кругом, это только часть мира, значительно меньшая часть. И мы призваны с ним бороться. Я так вижу свою задачу.

Самые читаемые статьи

Николай Голубев

Первый городской арт-путеводитель

В прошлый раз мы расстались у здания областного правительства – властный особняк оказался более чем причастен к истории советской литературы. Сегодня продолжим прогулку по улице Пушкина.

Ольга Хрисанова

Как будто я сам летаю

Скоро наступит время, когда без дронов мы просто не обойдемся. Поэтому уже сейчас есть потребность в законе, регулирующем их полеты, и, конечно, в специалистах, способных управлять этими аппаратами.

Екатерина Сергеева

Заглушки в канализации: как не пострадать от соседских долгов

И как спастись от потоков чужой жизнедеятельности

Ольга Хрисанова

Девичья школа

Обязательно ли после монастыря идти в монахини?