БАННЕР
Михаил Кузьмин
Наш земляк реставрировал знаменитую картину

В июле исполнилось 125 лет со дня рождения нашего земляка Павла Корина. Павел Дмитриевич был не только замечательным художником, но и реставратором. Именно он, проведя художественный анализ, дал возможность воссоздать первоначальный вид картины Джулио Романо «Форнарина», или, как она сейчас значится в каталоге Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, «Дамы за туалетом».

 Скальпель в помощь

В первой половине девятнадцатого века Эрмитаж приобрел картину «Форнарина» у продавца картин из Мюнхена Ное. На ней была изображена  женщина с «прелестным, склоненным чуть влево лукавым личиком, с озорными глазами. Легкость почти невидимой ткани, блеск драгоценного браслета, чудесные драпировки - одна воздушная и прозрачная, другая тяжелая и плотная, спадающая массивными складками…».

«Форнарина» в переводе с итальянского означает «Дочь булочника».

 Картину написал  итальянский художник Джулио Романо, ученик Рафаэля, между 1520 и 1524 годами в Риме.  В Эрмитаже «Дочь булочника» находилась вплоть до начала тридцатых годов прошлого века, а потом поступила в Москву в Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

Дважды за тридцать лет в реставрационной практике Павла Корина были сенсации. Одна из них выпала на «Форнарину». 29 октября 1932 года он принес картину  из запасника музея в мастерскую.

Каждая краска на полотне живет своей жизнью. Одна темнеет от времени, изменяя свой химический состав, другая светлеет, выгорая, третья – тускнеет и бледнеет.

Проходят десятилетия, и изменения, нанесенные временем, становятся заметными. Тогда начинают подновлять краски, покрывать поверхность лаком, чтобы она снова блестела и казалась новой,  или целиком записывают.  Все это если не портит картину, что бывает редко, то делает ее иной, искажает первоначальный авторский замысел.

Реставраторы осматривают картину слой за слоем. По цвету красок, по фактуре, составу, по манере письма и по многим другим признакам определяют позднейшие записи. Особенно в этом помогает рентген. Под его лучами опытному глазу сразу становится видна и старая основа живописи.

Павла Дмитриевича давно смущало, что поверх ног Форнарины написаны две драпировки – синий плащ-покрывало, а из-под него местами выступает легкая прозрачная кисея.

Медленно, миллиметр за миллиметром, он стал очищать живопись от загрязнений, промывать ее, снимать старый лак. Вот из-под  драпировки открылся край обнаженного колена, до этого скрытый помутневшим лаком.  Далее в ход пошел скальпель. Он тронул им синюю краску плаща. Несколько уверенных движений - и взору сотрудников предстала подлинная живопись Джулио Романо.

Осмотрев картину и сопоставив цвета красок, Корин пришел к выводу, что синий плащ был написан в конце девятнадцатого века. И хотя до него картина побывала в руках многих именитых реставраторов, никто из них не обратил внимания на эту деталь.

Первоначальный образ

Свой профессиональный долг Павел Корин выполнил до конца. Скальпель и следа не оставил от синей накидки. Ныне Форнарина прикрыта лишь воздушной кисеей.

Свою картину Джулио Романо написал маслом на доске, с которой позже кто-то перевел ее на холст. Вот это и сыграло роковую роль в судьбе «Форнарины». Рентген и дальнейшие исследования показали еще и другое. Например, оказалось, что холст разрезан на несколько кусков, соединенных впоследствии вновь. Фрагмент с лицом Форнарины был вставлен в овальную раму.  Имя этого варвара осталось неизвестным, как неизвестно и имя мастера, восстановившего полотно.

Промывая картину, Павел Корин обнаружил искусно записанные швы. Он ясно увидел неистребимый след овальной рамы с кусочками накрепко прилипшей позолоты. Дальнейшая расчистка и тончайшие тонировки помогли художнику скрыть эти следы, вернуть многострадальной картине Джулио Романо ее красоту.

По окончании реставрационных работ сотрудники музея горячо поздравляли Павла Дмитриевича с его открытием, завершением многомесячной работы. Корреспонденты газет не жалели красок для описания творческого подвига реставратора, сам же Павел Корин сдержанно, без эмоций и эпитетов, отметил в реставрационном журнале: «Закончена расчистка записей и шпаклевка по местам распилов. Восстановлена вся утраченная на отдельных частях картины живопись. 23 апреля 1933».

И теперь зрители вот уже многие годы имеют возможность наслаждаться чудесным искусством Джулио Романо.

Самые читаемые статьи

Светлана Григорьева

Безвременная заморозка?

Мораторий на формирование пенсионных накоплений продлен на два года

Николай Голубев

Когда есть что сказать

Работы Татьяны Комшиловой наверняка понравятся и поклонникам концептуального искусства, и приверженцам традиционного реализма. Хотя сама художница, кажется, никому не стремится потрафить

Редакция РК

«Кванториум. Новатория»

В Иванове открылся детский технопарк

Анна Семенова

И за бизнес, и за город

Как архитекторы решают судьбу новых объектов