БАННЕР
Мария Махова
Руслана не стало в феврале 2012 года. Сейчас ему исполнился бы 51 год. Впрочем, когда он родился, 20 февраля или 21-го, не знал даже он сам – было это в далекой Читинской области – видимо, из-за разницы во времени получилось сразу две даты рождения.

«Да не спросят тебя молодые, грядущие те,

Каково тебе там в пустоте, в чистоте – сироте»

О. Мандельштам

Я познакомилась с Русланом Комляковым в 1995 году, когда он был отцом Рафаилом и служил настоятелем монастыря в селе Лух Ивановской области. Руслан родился в семье сурового военного и художницы – мать рисовала афиши в местном кинотеатре. Из Читинской области отца перевели в Минск, где семья и осела.

И я буду как Цой

Отец не одобрял увлечение сына музыкой, мечтал, чтобы мальчик сделал военную карьеру и пошел по его стопам. Конфликты были настолько сильными, что отец даже пробовал сдать сына в больницу, чтобы там ему прочистили мозги и подчинили отцовской воле юную душу – но разве может воля одного человека поменять то, что в другого заложено свыше?.. Трудный конфликт отцов и детей на какое-то время был погашен уходом Руслана в армию. Но возвратившись, молодой человек продолжил занятия музыкой и там, в Минске, создал свою группу «Тиль Уленшпигель», для которой писал песни и аранжировки. Это было в далеком 1988 году. А затем Руслан неожиданно всё бросает и уходит в монастырь. Вечная борьба с собой, недовольство ситуацией (хотя внешне вроде всё идет неплохо), вечные вопросы к Богу о смыслах и размышление о тленности бытия и всего, что окружает, – это всё и определило его путь на несколько последующих лет.

…Руслан был связан с музыкой всегда и писал песни, даже будучи монахом. Писал он в основном серьезные и лирические баллады, но любил и повеселиться. Вспомнить хотя бы «песню пьяного монаха» или, скажем, придуманную в том же монашестве пародию на песню Бутусова «Я хочу быть с тобой». Было забавно смотреть на серьезного бородатого дядьку в рясе, поющего жалобным голосом: «Я пытался уйти от любви… Я брал крутой кипяток и им шпарил себя… Я хочу быть как Цой… Я!.. Хочу быть как Цой, и я буду как Цой…»

А еще была отдельная тема, когда Руслан в рясе на мотоцикле по дорогам рассекал – любил он скорость и экстрим. И всё это сочеталось с суровым, тотальным погружением в веру, в следование букве Закона, в соблюдение правил и деятельность настоятеля.

На чужую «Мельницу»

Но через несколько лет монашества Руслан вдруг снова понимает, что идет не своей дорогой. Он хочет заниматься музыкой, хочет быть свободным, хочет любви и поддержки, мечтает о семье…

Уходил из монашества Руслан нелегко, не отпускали его, не одобряла этого решения братия. Бытовал он тогда в Плёсе, в недостроенном храме святой мученицы Варвары, а затем переехал в Иваново и жил уже у нас, в моей старой хрущевке, вместе со всем моим разновозрастным семейством… Потом у друзей наших Машкевичей жил, потом где-то еще – в общем, мотался по чужим домам, пока не встретил хорошего человека – художницу Таню, на которой женился и впоследствии произвел на свет чудесную белокурую Лизу и спустя какое-то время – мальчика Елисея.

Но это будет чуть позже, сначала они с Таней переедут в Первопрестольную, где в 1996 году Руслан на базе своего прежнего коллектива создаст фолк-рок-группу «Уленшпигель», с которой запишет два студийных альбома «Герои» и «Вавилон» – все песни принадлежали перу Руслана, он же играл на гитаре и солировал.

Но в стране грянул кризис, группа распалась, и Руслан с семьей вернулся в Иваново. А через какое-то время там, в Москве, ребята из группы снова собрались, но дали ей уже другое название и новый репертуар. (О том, что создателем группы «Мельница» и ее идейным вдохновителем был Руслан, они, слава богу, не забыли и говорят об этом на своем сайте, хотя биографические данные в ней неточные: Руслан никогда не являлся «белорусским расстригой», он всегда был русским музыкантом – именно так, по крайней мере, он говорил сам).

Есть что ответить

Вернувшись в Иваново, Руслан организовал фолк-этногруппу «Тиливан» (в названии он совместил два имени – Тиль и Иван, Иван – понятно, по названию города), для которой не только писал песни, музыку и делал аранжировки, но еще и придумывал костюмы, шил их, делал всякие штуки из кожи. Сколько же в нем было всегда творческих идей и желания сделать что-то новое и интересное, просто удивительно.

Занимался Руслан не только кожей и инструментами, а еще и флористикой – очень тонкая работа, требующая большой сосредоточенности и умения. Вообще Бог одарил его очень многими талантами, могу еще и с гастрономическим вздохом вспомнить про то, как он готовил…

Но кто из нас мог понять, что творилось в душе художника и поэта, какие мысли, какие взлеты и падения испытывал он, куда обращал свой взор – туда, в далекое, недолюбленное детство?.. Или в молодость, полную молитв и ограничений?.. Или туда, в последние дни бесконечных угрызений и метаний, к этой вечной борьбе противоречий, сложенных из любви к жизни и ненависти к себе, не умеющему этой жизнью управлять, выстроить, как нужно, и как-то обеспечить своих близких?..

Сейчас хотелось бы сказать ему (да ведь не услышит уже), что по большому счету мало кто из нас востребован в этом времени, ну вот так сложилось, что не до песен и не до стихов этому миру, не до искусства – но что же теперь делать и стоит ли казнить себя за это и этим мучиться?.. Но ведь с каждого когда-нибудь спросят, ЧТО он сделал в этой жизни, для чего он ее прожил?.. А тебе есть что ответить, Руслан…

Мы с Мишей (Михаил Малыгин, музыкант и часовщик) любили бывать в гостях у Руслана и Тани – снимали они квартиру недалеко от леса, в Пустошь-Боре – иногда мы вместе со всеми детьми уходили в лес, разводили костер, много всего вспоминали и смеялись – мы всегда много смеялись, видимо, время было такое – ясное, клевое, обнадеживающее и активное в творческих планах…

Тем временем «Тиливан» набирал обороты, они много репетировали, выступали. В личной жизни тоже произошли перемены – Руслан оставил прежнюю семью и создал новую с виолончелисткой «Тиливана» Алисой, где родилось еще одно чудо-чудесное – Стася. Детей Руслан любил всех и не оставлял никогда, единственное, что его всегда мучило, – это как им помочь в это непростое время... А время действительно было непростым: зарабатывать творчеством так и не получилось...

И все-таки со стороны всё выглядело довольно неплохо: Алиса много работала, ездила с оркестром на гастроли (обе жены Руслана – прекрасные и творческие люди и всегда в движении), у Руслана появилась своя мастерская – дом в деревне рядом с городом. Он работал на заказ, шил, делал инструменты, продолжал писать песни и музыку...

…Кто же может сказать, объяснить – что за человек был Руслан, этот поэт, музыкант, художник, флорист, портной, декоратор, дизайнер?.. Он был хорошим, думающим, веселым. И при всей своей внешней самурайской невозмутимости – очень ранимым. Умел внимательно выслушать, умел подставить плечо, умел молчать и пошутить над собой... Но, видимо, жили в нем и какие-то другие вещи – безрадостные, темные, непреодолимые…

...И прости, Господи, всех нас, и убереги, и отведи от пути в бездну, и дай нам сердобольного ангела навстречу, и подари нам воскрешение в сердце, когда душа погибельно тянет во тьму – дай нам услышать голос Твой. И не будь слишком строг к рабу Твоему, которого не смогли мы удержать на этой земле.

 

Герои
(колыбельная)

Герои ходят по земле,
Оберегая души.
Они придут к тебе во сне,
Мой мальчик, спи и слушай.

Они – где страх, они – где грусть.
Они и в этой песне.
Я не герой, но ты не трусь,
Я слышал звон небесный.
Мой мальчик, спокойно спи, Бог с тобой.

Мои слова как паруса,
Твоя колыбель – кораблик.
Моя слеза – твоя роса.
Рекою станет капля.

Тебя благословляю в путь,
Как труден он порою.
Когда ты вырастешь, умрут,
Умрут твои герои.
А пока что спокойно спи, Бог с тобой.

Не бойся зла большой ночи,
Страстями вожделенной.
Когда они уйдут, почив,
Приди на холм священный.

На том холме любовь моя,
сольется с этой песней.
Ты станешь сильным, верю я,
Я слышал звон небесный.
Мой мальчик, спокойно спи, Бог с тобой.
Руслан Комляков

Самые читаемые статьи

Редакция РК

«Есть что рассказать»

Владимир Шарыпов отчитался перед городскими депутатами об итогах работы

Николай Голубев

«Готовы умереть на Родине первых Советов»

Тридцать лет назад, весной 1989 года, четыре женщины объявили в Иванове бессрочную голодовку, требуя передать верующим Введенский храм (Красную церковь) – тогда там располагался областной архив. Это была первая публичная акция неповиновения властям в самом советском городе. На плакате голодающих так и было написано: «Готовы умереть на Родине первых Советов»

Константин Соцков

Сердце гимнастки

Карьера спортсмена высокого уровня недолгая, в художественной гимнастике – особенно. И втройне обидно, когда атлет выпадает из соревновательного ритма, а то и вовсе заканчивает карьеру из-за травм и болезней. Так случилось с ивановской гимнасткой, мастером спорта международного класса Анной Лебедевой, у которой обнаружили порок сердца